История еврейской общины Петербурга

СОДЕРЖАНИЕ

Историческая справка
Основание общины и ее рост в XIX в
Раввины
Семья Гинзбургов
Благотворительность
Образование
Печать
Научные и культурные общества
Профессии старые и новые
Уникальные памятники еврейской культуры в собрания города
XX век
Евреи и новая власть
Репрессированная община
Годы испытаний
Если я забуду тебя, Иерусалим...
Борьба за алию и национальное возрождение после распада СССР
После распада СССР
Рекомендуемая литература

Историческая справка

Российская империя, столицей которой в 1712 г. официально стал Санкт-Петербург унаследовала от Московской Руси запрет на въезд евреев в страну. Тем ни менее, с первых же дней существования новой столицы в ней появляются сподвижники Петра I еврейского происхождения. Первым начальником петербургской полиции (генерал-полицеймейстером) стал Антуан Девиер — потомок португальских крещеных евреев, приглашенный Петром I из Голландии. Крещеным евреем был и один из руководителей внешней политики России вице-канцлер Петр Павлович Шафиров и некоторые другие сановники.

Но, конечно, их история не имеет прямого отношения к истории формирования еврейской религиозной общины города. Община начала формироваться на том этапе, когда Россия благодаря своей внешней политике, если так можно выразиться, превратилась в «еврейское место».

Это произошло благодаря активной политике Екатерины II (годы царствования: 1762 — 1796 гг.). В период ее царствования были значительно расширены границы империи. И, в результате присоединения к ней Крыма (1783), Литвы, Польши и Волыни (1793-95), вместе с новыми территориями Россия приобрела и новый значительный контингент населения — евреев. Т.е. к концу XVIII в. в Российской империи проживал значительный процент восточно-европейских евреев-ашкеназов, а так же жили евреи-караимы и горские евреи.

После присоединения к России новых территорий, за евреями было закреплено право проживать на прежних местах, а въезд во «внутренние губернии» был для них запрещен. Существовала так называемая «черта оседлости». Однако, новые подданные стали на время приезжать в столицу по делам. Для упорядочения управления российскими евреями сформировали специальную комиссию. К ее работе были привлечены депутаты от еврейских обществ, которые также надолго «осели» в столице. Таким образом, к концу 80-х годов ХVIII века в Петербурге появляется маленькая, но уже полноценная еврейская община. Ее составили еврейские депутаты, во главе которых стояли купцы из Белоруссии Абрам Перец и Нота Ноткин. Вместе с ними приехали члены их семей, еврейская прислуга. Собрания этой небольшой общины происходили в доме, где жил Перец, на углу Невского проспекта и Большой Морской улицы.

В конце ХVIII века Петербург стал местом временного пребывания основателя нового направления в иудаизме — Хабада. Шнеур-Залман Борухович (Алтер ребе) был обвинен своими религиозными противниками в государственной измене и доставлен в Петропавловскую крепость. Ребе удалось доказать свою невиновность и вскоре он был освобожден. Через 2 года от ребе снова потребовали объяснений и вызвали в Петербург. Окончательно его невиновность была установлена в 1801 году.

Основание общины и ее рост в XIX в.

В 1802 году был приобретен участок под еврейское кладбище (в лютеранской части Волкова кладбища) и была заведена первая общинная книга, пинхас. С этого момента можно считать, что в Санкт-Петербурге «де-факто» появилась еврейская община.

С 1828 года в русскую армию стали призывать евреев. Появились солдаты-евреи и в Петербурге. Закон разрешал проживать при них женам и детям. Так сложились небольшие солдатские общины. Первоначально еврейские молитвенные собрания устраивали в казармах, но потом, по настоянию начальства, евреям-солдатам пришлось нанимать специальные помещения вне казарм, где и были устроены молельни.

В середине 1850-х гг. солдатам-евреям, вышедшим в отставку, и их семьям было разрешено проживание в Петербурге. Они занимались ремеслом, мелкой торговлей, а некоторые поступили на службу в пожарные команды и городскую полицию.

С этого же времени, благодаря ходатайствам крупного еврейского финансиста Евзеля Гинцбурга, и в духе либеральной политики Александра II (годы царствования 1855 — 1881), право жительства в столице постепенно получают евреи — купцы 1-й гильдии, евреи-ремесленники, а затем и все евреи, имевшие высшее образование. Численность еврейского населения столицы быстро увеличивалась. В 1869 г. в городе, только по официальным данным, постоянно проживало 6654 еврея, что составило 1% от всего населения столицы. Растет число молелен, причем не только солдатских, но и ремесленных и купеческих. В этом же году император Александр II утверждает постановление Комитета министров о разрешении евреям строительства Большой Хоральной синагоги взамен существовавших молелен.

Раввины

Еще в середине 1850-х гг. петербургские евреи получили право приглашать для своих духовных нужд раввинов из других городов. Для новой столичной общины нужны были и новые раввины, владеющие русским языком и обладающие европейским образованием. С 1864 г. все петербургские казенные раввины имели докторские степени различных европейских университетов. Это были Абрам Исайя Нейман, Абрам Драбкин и Моисей Айзенштадт. Характерно, что после А. Неймана правление общины отвергло кандидатуру его помощника Ицхака Блейзера на должность раввина ввиду того, что он плохо владел русским языком. Уехав в Вильно, Блейзер стал одним из основателей религиозно-этического учения Мусар.

В 1908 г. на должность духовного раввина был приглашен Давид Товия Каценеленбоген. Несмотря на отсутствие университетского диплома, он пользовался высоким авторитетом как знаток Галахи.

Семья Гинзбургов

Естественно, во время вашего визита в Петербург вы и так будете перегружены именами людей, связанных с культурой и историей нашего города и нашей страны. Но тем ни менее, я хотел бы обратить Ваше внимание на имя Гинзбургов. Три поколения этой семьи сыграли совершенно выдающуюся роль как в становлении и развитии еврейской общины Санкт-Петребурга, так и в жизни евреев Российской Империи в целом.

Евзель Гинцбург (1812 — 1878) не только основал в Петербурге банкирский дом, который многие десятилетия был одним из крупнейших банков России, но и стал одним из основателей Петербургской еврейской общины. Он был ходатаем перед властями за евреев, крупнейшим благотворителем, поборником просвещения евреев. В частности, в 1863 г. об учредил «Общество для распространения просвещения между евреями в России». Его сын Гораций (1833 — 1909) продолжил дело отца. В течение 40 лет он возглавлял общину, был крупнейшим благотворителем, пытался добиться у правительства облегчения положения евреев. Давид Горациевич Гинцбург (1857 — 1910) унаследовал от отца и роль в руководстве общиной, и участие в делах благотворительности. Давид Гинцбург был выдающимся ученым-востоковедом, основателем ряда еврейских учебных заведений. В 1874 г. Гораций Гинцбург получил от гессен-дармштадтского герцога баронский титул, которым пользовалось и его потомство. Авторитет семьи Гинцбургов основывался не только на их богатстве и связях, но и на их высокой образованности и нравственных устоях. Благодаря Гинцбургам Петербургская еврейская община сохранила просвещенность в сочетании с верностью традициям и отказом от крайностей реформизма.

В 1877 г. были утверждены «Временные правила Санкт-Петербургской еврейской общины». Эти правила действовали до 1917 г. Они послужили образцом для всех еврейских общин вне черты оседлости. С этого времени Петербургская еврейская община формировалась как община нового типа. Наряду с традиционными формами еврейской общинной жизни (синагога, благотворительные учреждения, еврейские школы) в ней развивается еврейская периодическая печать, новая система еврейского образования, еврейские научные и культурно-просветительные общества. Петербургские евреи активно интегрируются в экономическую и культурную жизнь города и всей страны. Основной своей задачей руководство столичной общины считало достижение равноправия евреев.

Таковы были основные направления деятельности общины.

Благотворительность

Благотворительность в столичной общине следовала освященным веками еврейским традициям и приобретала новые формы. Список жертвователей на различные благотворительные нужды насчитывал сотни фамилий. Нужды были самые разные: покупка мацы для бедных, приданное бедные невестам, раздача денег беднякам перед праздниками. На попечении общины были сиротский приют и богадельня. С 1879 г. в благотворительной кошерной столовой обеды отпускались со скидкой, а по пятницам евреи-солдаты получали обеды бесплатно.

Как основные еврейские благотворительные организации можно назвать уже упоминавшееся мною Общество для распространения просвещения между евреями России (ОПЕ), Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев России (ОРТ), Общество охранения здоровья еврейского населения (ОЗЕ), Общество пособия бедным евреям Петербурга (ОПБЕП). Это общество выдавало пенсии старикам, единовременные пособия бедным, оказывало помощь евреям-заключенным, а иногородним евреям, оказавшимся без средств в столице, помогало вернуться домой. Его возглавлял также барон Гораций Гинцбург. Вообще же, будучи председателем правления Санкт-Петербургской еврейской общины, он входил в состав правлений 8 еврейских и 13 общероссийских благотворительных обществ.

Образование

Заслугой Петербургской общины стало создание системы нового еврейского образования, ставшей достоянием всего российского еврейства.

Русское правительство видело в светском образовании евреев средство их христианизации. Лидеры петербургского и российского еврейства стремились создать такую систему еврейского образования, которая бы сохраняла еврейскую религию и культуру и при этом вооружала бы еврейскую молодежь всеми достижениями тогдашней науки. В 1863 г. по инициативе Евзеля Гинцбурга было создано Общество для распространения просвещения между евреями России (ОПЕ). Очень важной частью работы Общества было создание программ и учебников для новой еврейской школы, сочетающих преподавание традиционных еврейских дисциплин и общеобразовательных предметов. В 1896 г. на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде ОПЕ было награждено дипломом за представленные образцы учебных программ, учебников и наглядных пособий еврейских школ.

В 1880 г. в Петербурге создается Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев России (ОРТ). Его задачей было создание системы профессионального обучения евреев и помощь еврейским ремесленникам. Питомцам 3 своих училищ и 46 классов, а также курсов для взрослых ОРТ давал самые современные профессии (электромонтера, чертежника, шофера, киномеханика). Обладатели аттестатов ОРТ были уверены в своем трудоустройстве. В 1914 г. ОРТ начал сбор средств по всему миру на помощь евреям-беженцам и на еврейское профессиональное образование. Впоследствии он превратился в международную организацию. Ныне система ОРТ охватывает многие страны мира.

В 1907 г. по инициативе Давида Гинцбурга в Петербурге создается еврейский университет (официальное название «Высшие курсы востоковедения»). Это было первое гуманитарное высшее учебное заведение, сочетавшее традиционный еврейский подход в изучении семитологии и иудаики с новейшими достижениями мировой науки.

С 1910 по 1917 г. в Петербурге выходил специальный педагогический журнал «Вестник еврейского просвещения». Так Санкт-Петербург стал научно-методическим центром еврейской педагогики.

Печать

Влияние Петербургской еврейской общины на духовную жизнь евреев всей России осуществлялось через периодические издания. С 1886 г. в столице начинает издаваться ежедневная газета на иврите «Га-Мелиц» («Заступник»). Почти одновременно появляется и журнал «Мицпа» («Сторожевая башня»). Их издателем был видный деятель еврейского просвещения А.О. Цедербаум. Он же выпускал газету на идиш «Идишес фолксблат» («Еврейский народный листок»). Цедербаум основал также несколько еврейских изданий на русском языке («Русский еврей», «Рассвет» и др.).

Расцвет еврейской печати на русском языке связан с именем А.Е. Ландау. С 1871 года он издает в Петербурге 10 выпусков историко-литературного сборника «Еврейская библиотека», получивших широкую популярность среди образованных евреев по всей России. В 1881 — 1899 гг. Ландау издавал на русском языке ежемесячный журнал «Восход». Этот журнал был крупнейшим (а после 1884 года и единственным) органом еврейской русскоязычной периодической печати в России. С 1882 по 1897 год в качестве еженедельного приложения к журналу выходила «Недельная хроника «Восхода».

В 1908 — 1913 гг. издательство «Брокгауз и Ефрон» совместно с Обществом для научных еврейских изданий выпускает на русском 16-титомную «Еврейскую энциклопедию». Это издание не утратило научной ценности и по сей день.

Научные и культурные общества

Санкт-Петербург был крупнейшим в России центром деятельности еврейских научных и просветительских обществ. Уже в 1891 г. была создана Историко-этнографическая секция при «Обществе для распространения просвещения». А в 1908 г. было учреждено Еврейское историко-этнографическое общество. На базе общества начала свою работу Еврейская этнографическая экспедиция. Еще в 1904 г. в Хоральной синагоге была развернута выставка, преобразованная в архив и музей, размещенные в здании еврейской богадельни. В 1914 г. там была устроена экспозиция. с 1916 г. ставшая постоянной.

В 1908 г. было учреждено Общество еврейской народной музыки. Оно занималось изучением еврейской духовной и народного музыкального творчества, содействовало становлению еврейской профессиональной музыки. Отделения общества открылись в Москве, Киеве, Харькове. Общество устраивало концерты в Петербурге и турне по России, Германии, Австро-Венгрии, издавало сборники произведений еврейских композиторов. Среди руководителей общества были И.С. Томарс, Л.И. Саминский, М.С. Риверсман, М.Ф. Гнесин, А.М. Житомирский.

Кроме того, в столице действовали Еврейское историко-литературное общество, Еврейское общество поощрения художеств, Еврейское театральное общество и другие еврейские научные и культурные общества.

Профессии старые и новые

Петербургские евреи активно интегрировались в экономическую и культурную жизнь столицы, успешно овладевая новыми для традиционного еврейства занятиями. Уже в 1869 г. в списке постоянно живущих в Петербурге евреев можно найти не только банкиров и купцов, чиновников, преподавателей высших учебных заведений, врачей, журналистов, архитекторов. А среди евреев-ремесленников встречаются не только скорняки, сапожники, портные, но и фотографы, механики.

В дальнейшем петербургские евреи заняли ведущее положение в медицине (почти каждый пятый врач и более половины всех дантистов столицы), адвокатуре (более 20% присяжных поверенных и ок. 44% их помощников), фармации (почти две трети владельцев аптек), типографском деле (более трети), часовом производстве и торговле (более двух третей), фотографии (каждый пятый владелец фотоателье).

Столичные евреи владели белошвейными и чулочно-вязальными мастерскими, скорняжными, заведениями, слесарными, механическими, столярными мастерскими.

Многие петербургские евреи играли видную роль в правлениях крупнейших российских банков и акционерных обществ.

Весьма заметным было присутствие евреев в петербургской журналистике.

Всероссийскую известность получил петербургский адвокат О.О. Грузенберг, среди подзащитных которого были А.М. Горький, В.Г. Короленко, К.И. Чуковский, П.Н. Милюков, Л.Д. Троцкий, участники армянского национального движения и др. Особую популярность среди российского еврейства ему принесло участие в таких «еврейских процессах», как дела о Минском и Кишиневском погромах, знаменитое дело Бейлиса. В самых глухих местечках Грузенберга знали как пламенного защитника евреев.

В Петербурге евреи успешно овладевают искусством архитектуры (Л.И. Бахман, М.И. Сегаль, Э.Я. Леви, Я.Г. Гевирц, Б.И. Гиршович), скульптуры (М.М. Антокольский, И.Я. Гинцбург), живописи (И.Л. Аскиназий, М.Л. Маймон, а затем и М.З. Шагал). В 1912 г. в Петербурге создается общество «Бецалель», а в 1915 — Еврейское общество поощрения художеств.

Уникальные памятники еврейской культуры в собрания города

Говоря о достижениях еврейской общины в 19 в. я хотел бы отметить еще один, может быть, даже с точки зрения общей еврейской культуры, самый важный факт.

В период становления и развития Еврейской общины, город Санкт-Петербург, превращается в самое крупное в мире хранилище еврейских раритетов. Прежде всего еврейских рукописей. Может для вас явится полной неожиданностью тот факт, что император Александр II, который разрешил строительство Хоральной синагоги, на собственные деньги приобрел для Императорской публичной библиотеки (сегодня -Российская национальная библиотека) совершенно уникальные коллекции еврейских рукописей. В Санкт-Петербурге хранятся следующие раритеты:

Самая ранняя датированная еврейская рукопись в мире — это рукопись книг «Поздних Пророков» (Latter Prophets) с вавилонской публикацией (with Babylonian punctuation) 916 г.; самая ранняя сохранившаяся рукопись Пятикнижия 929 г. и самая ранняя сохранившаяся рукопись полной Еврейской Библии 1008 г. А всего в петербургских собраниях насчитывается 21 219 еврейских рукописей и фрагментах.

К 300-летию нашего города община издала альбом «Избранные жемчужины Уникальные памятники еврейской культуры в Санкт-Петербурге». Этот альбом также продается в магазине при синагоге. Это очень красочное и, интересное издание. Его можно порекомендовать всем тем, кто интересуется историей попадания этих коллекций в Петербург, да и вообще иудаикой. Издание на двух языках (русском и анг.).

XX век

С начала ХХ в. петербургские евреи все больше и больше включаются в общероссийскую политическую жизнь. В первом русском парламенте — Государственной думе — евреи были представлены в основном депутатами от губерний черты оседлости. Но ареной их политической деятельности был Петербург. Большинство — еврейских депутатов примыкали к Партии народной свободы (кадетам).

Свержение царского правительства и указ об отмене всех национальных и вероисповедных ограничений (т.е. в первую очередь черты оседлости) были радостно восприняты петроградским еврейством. Интересно отметить, что указ 20 марта 1917 г. пришелся как раз на канун праздника Песах и, естественно, был воспринят столичными евреями, как символ освобождения из рабства. Весной-осенью 1917 года в Петрограде проходили многочисленные съезды различных еврейских организаций и политических партий. Обострилось соперничество между основными еврейскими партиями — либералами, социалистами и сионистами. Но все планы и все надежды разрушил Октябрьский и переворот.

Евреи и новая власть

Основная масса российского еврейства не поддержала Октябрьский переворот. Евреи-большевики принадлежали к наиболее денационализированной части еврейства. Оказавшись на крупных постах в ВКП(б) и органах Советской власти, они ожесточенно преследовали все проявления еврейской религиозной и национальной жизни. Например, в 1918 г. из 70 еврейских общественных организаций власти перерегистрировали только 19 (ОПЕ, ОРТ и др.), к 1922 г. все сионистские организации вынуждены были перейти на нелегальное положение. Ленинградская еврейская религиозная община (ЛЕРО) была зарегистрирована 26 января 1925 года. В Хоральной синагоге состоялось специальное собрание. Было издано обращение к евреям города с призывом вступать в религиозную общину.

Еще до революции в Петербурге была хасидская община. В 20-е годы число хасидов в Ленинграде возросло за счет приезжих. Большая часть молелен и синагог, зарегистрированных в городе в конце 20 — начале 30-х годов, были хасидскими. С 1924 по 1927 год, в Ленинграде жил глава любавичских хасидов — 6-й любавичский ребе Иосиф Ицхах Шнеерсон. На короткий период Ленинград превратился в мировой центр Хабада. Большевики попытались заручиться поддержкой столь авторитетного еврейского религиозного лидера, но безуспешно. Тогда они перешли сперва к травле в печати, а затем к репрессиям. В июне 1927 года ребе был арестован. Он был помещен во внутреннюю тюрьму ЛенОГПУ. Ему предъявили обвинение в антисоветской подрывной деятельности. После непродолжительного следствия был вынесен приговор — расстрел. Но заступничество мировой общественности и Политического Красного креста (возглавляемого бывшей женой М. Горького Е. Пешковой) привели к замене казни сначала на тюремное заключение, затем — на 3 года ссылки в Кострому, потом — к сокращению срока ссылки, а в результате ребе был освобожден и через несколько месяцев получил возможность покинуть СССР. Собственно, мы может говорить, что с лидерами хасидизма в Петербурге произошло два чуда — Алтер ребе был полностью оправдан и освобожден из равелина Петропавловской крепости (случай в российской политической истории редчайший), а 6-ой помощью ребе избежал большевистской пули...

Репрессированная община

Еще в 1923 году эмигрировал раввин М.Г. Айзенштадт. Оставшийся в Ленинграде раввин Т.Д. Каценеленбоген, несмотря на преклонный возраст, исполнял свои обязанности до самой смерти в 1930 г. В 1934 году руководство общины пригласило в Ленинград известного хасидского раввина Менделя Глускина. После его смерти в декабре 1936 г. ленинградская община опять осталась без раввина. В конце 20-х гг. начались новые гонения на религию. В январе 1930 г., «идя навстречу пожеланиям трудящихся», Ленсовет постановил Синагогу закрыть. Однако из опасения международных протестов уже через полгода Синагога была вновь открыта. Но к 1939 г. в городе были закрыты все остальные 12 синагог и молелен. От политики огосударствления национальных общественных структур власти перешли к политике их ликвидации. К 1930 году большая часть еврейских культурных, просветительных и общественных организаций перестала существовать. Последней еврейской организацией, просуществовавшей до 1938 г., было Общество землеустройства еврейских трудящихся (ОЗЕТ). В 1938 г. была закрыта последняя национальная еврейская школа — 11-я, а ее директор, видный педагог и музыкант З.А. Киссельгоф арестован. Хотя благодаря связям его учеников Киссельгоф был освобожден, но вскоре умер от последствий пыток, которым подвергался во время следствия. Были запрещены все издания на иврите. Погибли ивритоязычный поэт Х. Ленский, виднейшие гебраисты И. Равребе и С. Цинберг, подверглись репрессиям члены ивритского кружка А. Зархин, Р. Левин, Б. Райзе и др.

Годы испытаний

Началась Великая Отечественная война. Ленинградские евреи вместе со всеми остальными жителями города несли все тяготы блокады. В первую блокадную зиму в подвале правого крыла Хоральной синагоги ежедневно проходили молитвенные собрания. К подвалу вела узкая тропинка, по бокам которой лежали штабеля трупов. Потом их свозили на Преображенское кладбище. Каждый день пожилые евреи, собиравшиеся на молитву, сообщали о смерти еще одного члена собрания. В традиционных семьях продолжали праздновать субботу. Но вместо праздничной халы и вина на столе лежал кусочек пайкового хлеба.

В первые же дни войны тысячи евреев были призваны в армию и ушли на фронт в составе дивизий народного ополчения. Особенно много евреев было в инженерных войсках, среди связистов и военных медиков, также фронтовых журналистов. Это были специалисты, мирные профессии которых пригодились и на фронте. Но много евреев сражались рядовыми в пехоте, артиллерии, в разведке, в составе морских десантов. Немало евреев было и среди фронтовых офицеров. Только в командовании Ленинградского фронта насчитывалось 24 генерала и 6 адмиралов евреев.

В сентябре 1941 г. гитлеровские войска захватили г. Пушкин. Свыше 800 евреев, оказавшихся в городе, были расстреляны в дворцовом парке. Место их гибели точно не установлено, но ныне в Пушкине силами петербургских евреев воздвигнут памятник «Формула скорби».

Если я забуду тебя, Иерусалим...

В 50-60-е гг. ХХ в. наступило некоторое смягчение политики государственного антисемитизма. Но еврейская религиозная жизнь находилась под контролем властей.. В частности, все контакты верующих с иностранными туристами, которые посещали синагогу, находились под жестким контролем КГБ.. Тем не менее еврейская жизнь в городе продолжалась. Раввином Ленинградской синагоги в это время был Абрам Лубанов. Будучи хасидом, он проявлял лояльность ко всем верующим и пользовался всеобщим уважением всех ленинградских евреев. Старостой синагоги в эти годы был Гедалье Печерский. Именно он с несколькими единомышленниками организовал нелегальную систему помощи одиноким еврейским старикам. Шойхет реб Разран устроил у себя на дому нелегальный хедер, где обучал Танаху 3 — 4 мальчиков. В дни еврейских праздников Лермонтовский проспект возле синагоги перекрывали милицейские машины. Еврейскую молодежь, посещавшую синагогу, исключали из комсомола и из институтов, всячески преследовали. Казалось, что властям удалось оттеснить еврейскую религиозную жизнь на периферию, сделав ее принадлежностью кучки постепенно вымирающих стариков. Но еврейская молодежь, выросшая в отрыве от национальных традиций, не хотела больше мириться с ограничениями и стремилась вернуться к своим корням. Уже с середины 60-х гг. молодые евреи стали в праздники собираться в синагоге, а обычные дни на квартирах и за городом. Создаются нелегальные ульпаны для изучения иврита и еврейской истории, распространяются записи радиопередач «Голос Израиля», а с 1966 г. появляются молодежные сионистские организации. Летом 1970 г. при попытке угона небольшого пассажирского самолета из аэропорта «Ржевка» члены сионистской организации были арестованы. Самолет они хотели угнать для того, чтобы перелететь в Швецию, провести там пресс-конференцию и рассказать о положении советских евреев. Аресты прошли не только в Ленинграде, но и по всей стране. Участники «самолетного дела» были приговорены к длительным срокам заключения. Но «самолетное дело» всколыхнуло еврейское национальное самосознание.

Борьба за алию и национальное возрождение

После «самолетного дела» на короткое время стал возможным выезд в Израиль. Но вскоре почти всем желающим стали отказывать. К началу 1980-х гг. в Ленинграде образовался круг «отказников». Это было несколько сотен евреев, насильственно удерживаемых в СССР. Именно они нашли способ возрождения национального самосознания. Они начали процесс «духовной Алии». «Отказники» устраивали семинары, изучали иврит, учили детей в нелегальных воскресных школах, проводили домашние спектакли на Пурим и Хануку. К этой деятельности они привлекали своих родных, друзей и знакомых. За 7 — 8 лет число евреев, участвовавших в возрождении национальной жизни, возросло в десятки раз. Нелегальная работа в ульпанах и семинарах изменила многих из «отказников» и их окружения. Некоторые их них превратились в профессиональных исследователей и преподавателей иврита, еврейской истории, литературы и искусства, еврейской религиозной философии.

Местом поиска единомышленников для них стала Синагога. После смерти рабби Лубанова место раввина в Ленинградской синагоги было свободно 7 лет. В 1980 году в Ленинградскую синагогу был распределен выпускник иешивы «Коль Яков» Ефим Левитис. Он был ленинградским главным раввином до середины 1990-х годов. К середине 80-х гг. в городе действовали 2 квартирных семинара по изучению иудаизма (один с преобладанием академического подхода, второй — хасидский).

Другие еврейские семинары занимались изучением иврита (так называемые «диббуры»), еврейской истории, этнографии, краеведения. Участники семинаров выступали с докладами и публиковали свои работы в «Ленинградском еврейском альманахе» (ЛЕА). ЛЕА — еще один предмет гордости ленинградских «отказников». В течение 7 лет он печатался на пишущих машинках в количестве 80 — 100 экземпляров и распространялся не только в Ленинграде, но и по всей стране. Этот альманах был единственным еврейским нелегальным изданием, который КГБ так и не смог уничтожить.

В 1975 г. несколько художников-евреев создали группу «Алеф». Название (первая буква еврейского алфавита) символизировало начало трудного пути к еврейскому национальному искусству и превращения художников-евреев в еврейских художников. Кроме детских еврейских воскресных школ «отказники» создали детскую дошкольную прогулочную группу и ульпаны для взрослых. Преподаватели ульпанов объединились в педагогический семинар, на котором обсуждались вопросы методики преподавания иврита. Наш город снова становился центром еврейской педагогической мысли.

С 1982 — 1983 г. еврейские активисты стали проводить на Еврейском кладбище митинги памяти жертв Катастрофы. Это были малолюдные тихие собрания возле могилы семьи Лурье-Гельб.

В 1987 г. митинг памяти впервые прошел во дворе Дома прощания и собрал 200 человек. С этого времени такие митинги проводятся ежегодно. В марте 1987 г. еврейские активисты провели пикет «отказников» перед обкомом КПСС. С этого момента «отказники» стали получать разрешения на выезд.

После распада СССР

С началом перестройки, распадом СССР и возникновением нового государства Российской Федерации в 1991 г. постепенно начинает налаживается и нормальная религиозная, национальная и культурная жизнь еврейской религиозной общины города.

На еврейские праздники вновь собирается множество евреев, изрядное количество членов общины ходит на молитву каждый день. При общине идут занятия и лекции по иудаизму, евреи вновь изучают Тору и свои традиции. Дети вновь посещают еврейские сады и школы.

В общине функционирует миква, есть магазин кошерных продуктов, сувениров и книг по иудаике, все желающие могут посетить замечательный ресторан «Лехаим».

Более подробную информацию см. на соответствующих разделах сайта.

Рекомендуемая литература

1. Днепропетровский С. К истории еврейской общины в СПб // Недельная хроника Восхода. 1893. № 35, 36.

2. CD «ORT» Евреи Петербурга. Три века истории.

3. Бейзер М. Евреи в Петербурге. Иерусалим 1990.

4. Бейзер М. Евреи Ленинграда 1917 — 1939. Национальная жизнь и советизация. М., 1999.

5. Гессен В.Ю. К истории Санкт-Петербургской еврейской религиозной общины. От первых евреев до XX века. Санкт-Петербург 2000.

6. Якерсон С.М. מבחר פנינים. Избранные жемчужины. Уникальные памятники еврейской культуры в Санкт—Петербурге (рукописи, документы, инкунабулы, культовая утварь). Санкт— Петербург, 2003. (на русском и англ. яз.).


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ КОМ ТУР. Отдых в Израиле Архивный поиск